28 вопросов о cekcе, которые некому задать сегодняшним подросткам

Тема сексуального просвещения детей и подростков в школах и с помощью книг модная, острая, но для большинства по-прежнему неудобная, а для кого-то и вовсе недопустимая. При этом секс — часть жизни человека. Юлия Рих рассказывает, почему секспросвет важен и что мы можем изменить сегодня, чтобы наши дети избежали многих проблем в будущем.

Кроме вопросов самого секса, детей и подростков интересуют и будут интересовать вопросы тела, а их родителей — вопросы детского здоровья. Поэтому, отбросив условности, поговорим о том, что тут важно и почему.

Важно понимать

  • Кто должен заниматься этим просвещением;
  • Должна ли в этом участвовать школа (системно, на уровне решений министерства образования);
  • Какие книги полезны;
  • Какие вопросы стоит обсуждать и в каком возрасте.

В западных школах ответы на эти вопросы часто категоричные. Во многих цивилизованных странах дети в начальной школе должны знать названия всех частей тела, а с подросткового возраста сексуальные вопросы поднимаются и обсуждаются в школах в обязательном порядке.

В нашей стране эта тема не считается для школы важной, для многих это всё стыдно, грязно и как-нибудь само рассосётся. Часто используются аргументы «со мной никто не говорил, и вот у меня четверо детей и всё хорошо», «мы же выросли и ничего», «не надо заранее развращать детей, у нас духовная страна». Недавние обсуждения на медицинском форуме инициативы сбора средств на издательство книги о сексуальных вопросах для подростков вызвали такой шквал негативных комментариев со стороны врачей (людей, которые анатомию изучали несколько лет и в моргах практиковались), что не осталось никаких сомнений: мы общество глубоко табуированных тем. Для нас сексуальное просвещение — это страшно, чуждо и очень стыдно.

У НАС ВЗРОСЛЫЕ ЗНАЮТ ТАК МАЛО, И ЭТА ТЕМА ИХ ТАК ПУГАЕТ, ЧТО НАЧИНАТЬ НАДО ВООБЩЕ-ТО С НИХ, А УЖ ПОТОМ ПЕРЕХОДИТЬ К ДЕТЯМ

Мне захотелось написать этот материал после диспансеризации в школе, где впервые к детям пришёл уролог. Выглядело это так: всех мальчиков класса (13 лет) загнали в отдельный кабинет. Кто видел, тот знает, что у тринадцатилетнего парня уже всё на месте, и ростом он с родителей. Кабинет не заперли и туда периодически кто-то вламывался. Поставили ширму, которая не полностью закрывала угол, где проходил осмотр. Ребёнок заходил за эту условную ширму, врач говорил «снимай штаны» и тут же — «надевай». Это и был весь осмотр. Ребёнок не то чтобы не имел возможности задать вопрос, он не понимал, что это за врач, почему он должен раздеться практически у всех на виду, в чем состоит осмотр, и ничего кроме унижения не испытывал. Чтобы понять уровень унижения, достаточно представить себя в таком же положении на работе среди коллег в одном из кабинетов. Наверняка без спиртного тут бы не обошлось. А с детьми это делали безо всякой подготовки и разъяснений.

В этом же году в школе (с теми же детьми, которые ростом с родителей) проходили уроки биологии, где учитель не мог, не смел произнести слово «пенис». Речь шла о животных. Зато сумел сказать слово «член». Педагог, человек с высшим образованием, годами преподающий этот предмет. Стеснялся и боялся, что его засмеют? По этой логике слово «вагина» должно приходить к нему в кошмарных снах, не меньше. При том, что и пенис, и вагина, и мочеполовая система, и репродуктивная функция — это такие же органы и системы, как голова, рука, сердце и нервная система. Их нужно изучать, о них нужно знать, свое тело надо беречь и о нём заботиться.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ,
НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ



Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>