Данные влияния смартфонов на детей вызвали шок: разрушенное поколение

Одной из самых читаемых статей в Интернете за год стала публикация американского издания «The Atlantiс», посвященная влиянию смартфонов на молодое поколение. Родители и учителя порой приходят в ужас о того, что дети проводят все свободное время, уткнувшись в телефоны. Исследование американской журналистки, увы, не успокаивает. Мобильники с интернетом действительно радикально повлияли на молодежь.

Мы перевели статью, которая привлекла столь большое внимание.

Данные влияния смартфонов на детей вызвали шок: разрушенное поколение

фото: pixabay.com

В один обычный летний день я позвонила в Хьюстон, штат Техас. Там живет Афина, ей 13 лет. Первый айфон у нее появился в 11.

Она взяла трубку, ее голос звучал так, будто она только что проснулась. Мы поговорили о ее любимых песнях и ТВ-шоу, а потом я спросила, что она любит делать со своими друзьями.

«Мы ходим в торговый центр», — ответила она. «Тебя подвозят родители?», — спросила я, припоминая, что в средней школе я с нетерпением ждала тех нескольких часов, которые можно было провести в торговом центре с друзьями, без родителей. «Нет, мы все вместе ходим, с моей семьей, мамой и братьями, мы чуть-чуть отстаем от них, поэтому мне нужно говорить маме, куда я собираюсь пойти и сообщать ей, где я, каждые 30 минут или час».

Такие походы в торговый центр — нечастое явление. Как правило, это происходит раз в месяц. Гораздо больше времени Афина и ее друзья проводят в своем телефоне.

В отличие от подростков моего поколения, которые обычно проводили вечер, обсуждая разнообразные сплетни, они общаются в Snapchat. Это мобильное приложение дает возможность выкладывать фотографии и видео, которые быстро исчезают.

Афина и ее друзья внимательно следят за тем, чтобы поддерживать уровень Снэп страйков, которые показывают, сколько дней подряд они Снэпчатили друг с другом. Время от времени они сохраняют особо нелепые фотографии своих друзей себе на телефон.

«Отличный инструмент манипуляции», — говорит Афина (я не использую ее настоящее имя, так как она несовершеннолетняя). Она рассказывала мне, что летом большую часть времени она провела с телефоном в своей комнате, в одиночестве. Это нормально для их поколения, говорит она: «У нас не было возможности узнать, какова жизнь без айфонов и айпадов. Я, на самом деле, думаю, что телефоны нам нравятся гораздо больше, чем реальные люди».

Я изучаю тему различий между поколениями в течение 25 лет. Начала я в 22 года, будучи студенткой аспирантуры по психологии. Обычно характеристики, которые являются определяющими для поколения, начинают проявляться постепенно. Я уже начала привыкать к графикам, которые внешне похожи на небольшие холмы или равнины, но тут появилось поколение Афины.

Около 2012 года я заметила резкий сдвиг по показателям поведения и эмоционального состояния. Небольшие склоны показателей линейного графика превратились в крутые горы и отвесные скалы. Я проанализировала довольно большой объем данных (начиная с 1930 года), которые касаются различий между поколениями и могу сказать, что такого я не видела никогда.

Сначала я подумала, что это временные всплески, но спустя несколько лет тенденция сохранялась. Изменения показателей были не только количественными, но и качественными. Самое большое различие между поколениями раньше было в том, каким образом они смотрят на мир. Сегодняшние подростки отличаются от проедыдущего околения не только взглядом на мир, но и тем, как они проводят свое свободное время. Их повседневные дела кардинально отличаются от того, чем занималось поколение людей всего за несколько лет до них.

Что вызвало такие серьезные изменения в поведении? 2012 год, не так давно закончилась Великая Рецессия, которая официально длилась на протяжении двух лет, с 2007 по 2009 год. Этот процесс оказал серьезное влияние на людей, которые в период нестабильной экономики пытались найти свое место в жизни. Также именно в это время количество владельцев смартфонов среди населения США перевалило отметку 50%.

Чем больше я исследовала данные о поведении подростков, и чем больше я общалась с молодыми людьми поколения Афины, тем более ясно мне виделась тенденция. Смартфоны и социальные сети оказали огромное влияние на молодых людей поколения Афины. Я называю их iПоколение.

Это дети, рожденные в период с 1995 по 2012 год, с юных лет они владеют смартфоном и имеют аккаунты в социальных сетях. Они уже не помнят времени без интернета. Предыдущее поколение тоже выросло под влиянием сети Интернет, но в то время он не был настолько доступен, его не было постоянно под рукой.

Наиболее старшие представители iПоколения были в юном подростковом возрасте, когда в 2007 году был представлен первый айфон. В 2010-м, во время выхода айпада они учились в старших классах. Опрос более 5000 американских подростков 2017 года, показал, что трое из четырех когда-либо владели айфоном.

За появлением смартфонов и планшетов последовало возрастающая озабоченность общества по поводу негативных эффектов, которые гаджеты оказывают на зрение.

Однако негативное влияние этих устройств было серьезно недооценено. Появление смартфонов кардинально поменяло каждый аспект жизни подростков. От того, как они взаимодействуют в обществе, до их психического здоровья. Независимо от происхождения или материального положения, эти изменения коснулись каждого подростка.

фото: pixabay.com

Тенденции просматриваются вне зависимости от уровня дохода в семье, ее этнического происхождения, не имеет значения и место проживания. Там, где есть мобильная связь, подростки проживают свою жизнь в смартфонах.

Для тех из нас, чье детство прошло не под таким серьезным влиянием технологий, эта тенденция может показаться чуждой и опасной. Но исследования различий между поколениями служат не для того, чтобы предаться чувству ностальгии и вспомнить о том, как было раньше, а для того, чтобы понять как обстоят дела на данный момент.

По влиянию на своих представителей поколенческие изменения делятся на три типа: положительные, отрицательные, и положительные и отрицательные одновременно. Третий тип, как правило, превалирует.

Несмотря на то, что условия жизни сегодняшних подростков являются более безопасными, им более комфортно проводить время у себя в комнате, нежели на вечеринках. Шанс попасть в автомобильную аварию у них гораздо ниже. Они менее пристрастны к алкоголю, чем их предшественники, и, соответственно, менее подвержены болезням, связанным с чрезмерным употреблением спиртного.

Однако, с психологической точки зрения они более уязвимы, чем предыдущее поколение. Показатели депрессии и суицидов среди подростков колоссально возросли с 2011 года. Не будет преувеличением сказать, что iПоколение находится на пороге самого тяжелого кризиса психического здоровья за последние несколько лет. Между возросшим показателем использования смартфонов и ухудшением ситуации, касающейся психологического здоровья, безусловно, есть зависимость.

Каким бы серьезным ни было событие, определяющее поколение — война, технологический прорыв или один культовый концерт (видимо, имеется в виду знаменитый фестиваль в Вудстоке — «МК»), оно не может являться единственным фактором, влияющим на его развитие.

Изменяются методы воспитания, школьные программы, культура. Все это имеет большое значение. Но тот уровень потрясения, которое испытало общество от появления смартфонов и соцсетей, возможно, не имеет аналогов в истории. Существуют весомые доказательства: устройства, которые мы дали в руки молодым людям, оказывают колоссальный эффект на их жизнедеятельность и делают их очень несчастными.

В начале 1970-х годов фотограф Билл Йеитс сделал серию портретных снимков на роликовом катке в Тампе, штат Флорида. На одном запечатлен подросток в джинсах, голый по пояс, в руках он держит бутылку мятного шнапса.

На другом — мальчик по виду лет 12 лет, с сигаретой. Этот каток был местом, куда дети могли сбежать из мира своих родителей в собственный мир, в мир, где они могут пить, курить и целоваться на задних сидениях машин. Не черно-белых фото Йеитса — подростки, уверенные в себе, желающие делать собственный выбор, даже если — а может быть, и в особенности если — этот выбор не поддерживают их родители.

Пятнадцать лет спустя, во времена моей молодости, курение уже потеряло свой шарм, но независимость, однозначно, была в тренде. Я с друзьями мечтала получить водительские права как можно скорее. Мы относили документы в Департамент транспортных средств в день, когда нам исполнялось 16 лет. Мы использовали только что появившеюся свободу, чтобы поскорее выбраться из дома.

Независимость от родителей, которая так сильно привлекала предыдущие поколения, не так важна для сегодняшних подростков. Они вообще редко выходят из дома без родителей. Сдвиг по показателям просто поразительный: ученики 12 класса в 2015 выходят на улицу реже, чем ученики 8 класса в 2009-м.

Время в течение недели, которое тинейджеры тратят на «походы» куда-нибудь без родителей.

Сегодняшние подростки также менее предрасположены, к тому, чтобы вступать в романтические отношения. Начальную стадию ухаживаний, которое предыдущее поколение называло «симпатия» (по типу «Ууу, ты ему симпатична») сегодняшние подростки называют «общением» — это довольно забавный выбор слова для поколения, которое предпочитает общение в сети живому общению.

После того, как два подростка «пообщаются» какое-то время, они могут начать встречаться. Однако только около 56% учеников старшей школы когда-либо были на свидании. Подобные показатели у представителей двух предыдущих поколений были в районе 85%.

Чем меньше подростки ходят на свидания, тем меньше их сексуальная активность. Серьезный спад наблюдается среди девятиклассников, среди которых показатели количество сексуально активных подростков сократились почти на 40% с 1991 года.

Процент студентов, у которых хоть раз был секс.

Сегодня среднестатистический подросток первый раз вступает в половую связь в 11 классе, на целый год позже среднестатистического представителя предыдущего поколения. Низкая социальная активность оказывает большое влияние на то, что многие видят как самый позитивный тренд нынешнего поколения. Уровень подростковой беременности достиг своего минимального показателя в 2016 году, это на 67% ниже максимального показателя за последнее время, который наблюдался в 1991-м.

Вождение автомобиля — символ подростковой свободы, вошедший в американскую поп-культуру благодаря таким фильмам как «Бунтарь без причины» или «Феррис Бьюллер берет выходной», потерял свою привлекательность для современных подростков.

Почти все представители поколения беби-бума обзаводились водительскими правами уже весной первого года старшей школы. Сегодня больше, чем у одного из четырех подростков, оканчивающих старшую школу, нет водительского удостоверения. Для кого-то мама и папа в роли шофера — это идеальный вариант, поэтому нет особой необходимости учиться водить.

«Меня всегда подвозят мои родители, пока еще не жаловались», — рассказал мне 21-летний студент из Сан-Диего.

«Только после того, как мама сказала мне, что больше не может подвозить меня в школу, мне пришлось получить водительские права», — рассказывает другая девушка.. И она наконец-то их получила, спустя полгода после ее 18-го дня рождения. Разговор, за разговором: подростки описывали процесс получение водительских прав, как что-то, что родители заставили их сделать. Для предыдущих поколений подобное отношение к этому вопросу является немыслимым.

Независимость стоит денег, за бензин и бутылку шнапса нужно платить. Раньше очень многие начинали работать с ранних лет, для того, чтобы обрести финансовую независимость или же таким образом родители хотели показать им ценность денег. В свою очередь, не так много подростков из iПоколения работают; также, как правило, они несамостоятельно распоряжаются своими средствами.

В конце 1970-х 77% учеников старшей школы работали на оплачиваемых работах и параллельно учились. К середине 2010-х работали только 55% учеников. Количество восьмиклассников которые работают за деньги, уменьшилось вдвое. Великая рецессия серьезно повлияла на падение этих показателей, однако, стоить заметить, что показатели, связанные с доступностью работы, вернулись к докризисному уровню, а уровень трудоустройства среди подростков — нет…

Если брать во внимание такие факторы поведения, как употребление алкоголя, построение романтических отношений, то сегодняшние 18-летние ведут себя как раньше вели бы себя дети в 15 лет. А 15-летние — как дети 13 лет. Рамки детского возраста серьезно расширились.

Почему современные подростки все менее охотно принимают ответственность и преимущества взрослой жизни? Сдвиги в экономической системе, изменения методов воспитания — все это безусловно играет роль. В эпоху информационной экономики, в которую высшее образование цениться больше, чем трудоустройство в раннем возрасте, родители с большей охотой поощряют поведение, при котором ребенок в свободное время будет сидеть дома и заниматься, нежели работать.

Подростков, в свою очередь, такой расклад устраивает не потому что они так любят учиться, а потому что их социальная жизнь по большей части происходит в Интернете. Чтобы провести время со своими друзьями, нет необходимости выходить из комнаты.

Если бы современные подростки были поколением зубрил, то по данным было бы видно. Но ученики 8, 10, 12 классов в 2010-х годах проводят за домашней работой меньше времени, чем представители предыдущего поколения в начале 1990-х годов. Среднее время, которое тратят подростки на посещение клубов и спорт, изменилось не сильно за последние годы. В совокупности с низкими показателями по подростковому трудоустройству, у молодых людей iПоколения больше свободного времени, чем у представителей поколения Х, никак не меньше.

Чем же они занимаются в свое свободное время? Сидят одни в своих комнатах, в своих телефонах, а их психическое состояние, как правило, далеко от нормы.

Интересная деталь: несмотря на то, что представители iПоколения проводят гораздо больше времени с родителями под одной крышей, едва ли можно сказать, что они находятся с ними в более близких отношениях, чем их предшественники.

«Я видела как мои друзья общаются со своей семьей — они особо друг с другом не разговаривают», — говорит мне Афина. «Они просто говорят «Ага, ага, понятно» и в тоже время сидят в своих телефонах. Их не очень волнуют отношения со своей семьей».

Как и ее современники, Афина — просто эксперт по тому, как можно скорее отвязаться от родителей, для того, чтобы сосредоточиться на телефоне. Она провела большую часть лета, общаясь со своими друзьями, однако большая часть этого общения происходила в Снапчате или по СМС. «Я провела за общением в интернете, больше времени, чем за общением с людьми с глазу на глаз», — говорит она. «Мне кажется, на моей кровати есть отпечаток в форме меня.»

В этом также нет ничего необычного. Начиная с 2000 года, количество подростков, которые лично встречаются со своими друзьями практически каждый день, упал на 40%, особенно сильно спад был заметен в последнее время…

Процент подростков, которые знакомятся со сверстниками вне дома и школы.

Опрос Monitoring the Future нацелен на то, чтобы предоставить репрезентативную выборку в государственных масштабах. В течение каждого года, начиная с 1975-го, двенадцатиклассникам задавали порядка 1000 вопросов, а с 1991 года к опросу подключили восьми- и десятиклассников. Подростков спрашивают об уровне удовлетворенностью жизнью, фиксируют время, которое они тратят на личное общение (с глазу на глаз) или занятия спортом. А также количество времени, которое уходит на соцсети, общение онлайн и интернет-серфинг. Результаты однозначны: уровень удовлетворенности жизнью и количество времени проведенное за экранами своих гаджетов находятся в обратной зависимости.

Нет ни единого исключения. Все занятия, связанные с взаимодействием с гаджетами, связаны с меньшим уровнем удовлетворения жизнью, и наоборот.

Вероятность того, что восьмиклассник скажет, что он несчастлив, повышается на 56%, если он проводит больше 10 часов в неделю в соцсетях.

Те, кто проводит в соцсетях от 6 до 9 часов, на 47% чаще говорят, что они несчастливы, чем те, кто сидит в соцсетках меньше 6 часов.

Если и можно дать совет для счастливой молодости, основываясь на этом исследовании, то он будет прямолинеен: отложите в сторону телефон, ноутбук и вообще все, у чего есть экран и займитесь чем-нибудь.

Студентам колледжа, у которых есть страница в Facebook, было предложено пройти опрос в течении двух недель. Пять раз в день они докладывали о своем настроении и о том, как часто они пользовались Facebook. Чем больше они использовали Facebook, тем несчастнее они себя чувствовали.

«Вы с легкостью найдете друзей», — говорят нам соцсети. Но на самом деле портрет iПоколения, который вырисовывается из анализа данных, очень печален. iПоколение — это одинокие, оторванные от общества людей. Подростки, которые каждый день посещают соцсети, но лично видятся с друзьями реже, с большей вероятностью согласятся с утверждениями «Я часто чувствую себя одиноким», «Я часто чувствую себя не в своей тарелке», «Я часто думаю, что было бы хорошо иметь больше хороших друзей».

Количество подростков, которые чувствуют себя одинокими, сильно выросло в 2013 году и остается высоким до сих пор.

У восьмиклассников, которые являются заядлыми пользователями социальных сетей, риск депрессии на 27% выше, чем у тех, кто занимается спортом, участвует в религиозных службах или даже просто больше обычного занимается домашней работой….

Подростки, которые проводят 3 часа в день или больше со своими электронными гаджетами, с наибольшей вероятностью (35%) будут иметь один из факторов риска суицидального поведения. Один фрагмент данных не напрямую, но очень точно схватывает хорошее и плохое в растущем уровне подростковой изоляции: начиная с 2007 года, уровень убийств среди подростков снизился, но возрос уровень самоубийств. Так как подростки стали меньше времени проводить друг с другом, они с наибольшей вероятностью убьют себя, чем кого-либо другого. В 2011-м, впервые за 24 года, уровень самоубийств среди подростков превзошел уровень убийств.

Депрессия и суицид имеют множество причин. Негативное влияние технологий явно не является единственной. Более высокий уровень самоубийств наблюдался в 1990-х, задолго до изобретения смартфонов. Однако опять же, количество американцев, принимающих антидепрессанты, увеличилось в четыре раза. А как известно, данные лекарства предназначены для лечения тяжелой депрессии, которая, в свою очередь, является одним из главных факторов риска самоубийства.

Какая связь между смартфонами и очевидным психологическим расстройством, которое испытывает данное поколение? При том, что социальные сети дают возможность поддерживать контакт и днем и ночью, они также усиливают страх быть обделенным вниманием. Современные подростки не так часто ходят на вечеринки и не так много проводят времени в личном общении, но когда это происходит, весь процесс тщательно и подробно документируется в Facebook, Snapchat или Instagram. Именно поэтому те, кого не приглашают, оказываются в курсе, что их не пригласили. Соответственно уровень подростков, которые чувствуют себя обделенными вниманием, достиг исторического максимума, среди всех возрастных групп.

Этот тренд был особенно актуален среди девушек. В сравнении с 2010 годом, количество девушек, которые чувствуют себя обделенными, увеличилось на 48% в 2015 году. Аналогичный показатель среди парней вырос на 27%. Так как девушки используют соцсети чаще, более вероятно, что они наткнутся на фотографии или записи друзей, которые проводят время без них, и таким образом почувствуют себя обделенными и одинокими.

Социальные сети также серьезно нервируют тех девушек, которые делают посты и выкладывают что-то, потому что они с жутким нетерпением ждут одобрения в виде комментариев и лайков. Афина рассказала мне, что когда она выкладывает фотографии в Инстаграм, то очень нервничает из-за того, что люди подумают, что скажут. «Иногда я очень переживаю из-за того, что я получила недостаточное количество лайков к фото».

Количество девушек, которые проявляют симптомы депрессии, сильно увеличилось — на 50% в период с 2012 по 2015 год. Это вдвое больше чем среди юношей — 21%.

Среди девушек также заметно вырос уровень суицидов. Вообще, уровень суицидов вырос среди обоих полов, однако количество девушек, в возрасте от 12 до 14 лет, которые покончили с собой в 2015 году, выросло в три раза в сравнении 2007 годом. Аналогичный показатель среди юношей увеличился вдвое.

Серьезные последствия для девушек подросткового возраста могут быть следствием кибербуллинга. Юноши, как правило, проявляются свою агрессию физически, в то время как девушки делают это путем подрыва социального статуса или отношений жертвы. Социальные сети дают девушкам платформу, на которой они могут проявлять тот стиль агрессии, который им удобен. Там они имеют возможность травить своих жертв круглые сутки.

Естественно, интернет-компании в курсе этих проблем, и с разной степенью успешностью пытаются решать проблемы связанные с кибербуллингом. Однако их мотивы, мягко говоря, сложны. Недавно просочившийся в сеть документ, показывает, что сеть Facebook пыталась привлечь рекламные компании, продвигая алгоритм, который определяет эмоциональное состояние подростка, основываясь на его активности на сайте.

Этот алгоритм также дает возможность «выявить конкретный момент, когда молодым людям нужен заряд уверенности в себе». В Facebook признали, что такой документ действительно существует, однако они отвергли все обвинения в том, что они придумали алгоритм, который нацелен на «то, чтобы целенаправленно рекламировать товары, основываясь на эмоциональном состоянии людей»…

В июле 2014 года, 13-летняя девочка проснулась от того, что почуяла запах горелого. Ее телефон расплавился прямо у нее на простыне. Новостные агентства подхватили эту новость, пугая зрителей тем, что их телефон может взорваться в любой момент. Однако для меня горящий телефон был не единственным удивительным аспектом в данной истории. Зачем, подумала я, класть телефон в кровать? Во сне же нельзя сидеть в интернете. И как вообще можно заснуть, когда в сантиметрах от тебя жужжит телефон?

Мне было любопытно, поэтому я попросила моих студентов из университета Сан Диего, рассказать, что именно они делают со своим телефоном во время сна. Ответы были следующими: почти все спят со своими телефонами, кладут их под подушку, на матрас или по крайней мере, в пределах досягаемости от кровати.

Они проверяют соцсети перед сном и первым делом — утром. Если они просыпаются среди ночи, то велика вероятность, что на какое-то время они «зависнут» в смартфоне.

Некоторые из них используют фразы, которые обычно говорят наркоманы. «Я знаю, мне не следовало бы это делать, но я не могу ничего с собой поделать». Другие воспринимают свой телефон как продолжение своего собственного тела или даже как любовника: «Когда мой телефон у меня под рукой, во время сна я чувствую себя более комфортно» .

Может быть, это и комфортно, но использование смартфонов сокращает время сна. Многие спят меньше семи часов в сутки. Специалисты по сну говорят, что подросткам нужно 9 часов для того, чтобы высыпаться. Те, кто спит меньше 7 часов, страдают недосыпанием. Количество подростков, имеющих дефицит сна в 2015 году увеличилось на 57% в сравнении с 1991 годом. Всего за 4 года — с 2012-го по 2015-й — количество подростков, которые страдают недосыпанием, выросло на 22%.

Очень подозрительно, что стремительный подъем показателей приходится именно на то время, когда большинство подростков обзавелись смартфонами. Два национальных опроса показали, что подростки, которые проводят три часа и больше за своими электронными гаджетами, спят меньше 7 часов. Количество тех, кто использует смартфоны меньше 3 часов и спит менее 7 часов, меньше на 28%.

Подростки, которые посещают соцсети каждый день, скорее всего, страдают недосыпанием.

Процент молодых людей, которые спят меньше 7 часов.

Мета-анализ исследований использования электронных устройств среди подростков выявил сходные результаты: дети, которые используют смартфон прямо перед сном, с большей вероятностью будут спать меньше, чем должны, с большей вероятностью будут спать плохо и, скорее всего, будут чувствовать себя сонными в течении дня.

Подростки, которые читают книги и журналы чаще среднего, менее склонны к недостатку сна — либо чтение убаюкивает их, либо они могут попросту вовремя отложить книгу. Просмотр телевизора в течение нескольких часов в день весьма слабо связан с недосыпанием. Однако привлекательность смартфона часто бывает слишком велика, чтобы сопротивляться.

Недостаток сна может вызывать множество проблем, таких, как снижение уровня умственных способностей, может увеличивать восприимчивость к болезням, способствовать лишнему весу, проблемам с давлением. Он также влияет на настроение: люди, которые недостаточно спят — более склонны к депрессии.

Родителям стоит чаще говорить своим детям, что нужно ограничить время использования телефоном. Как пишет Ник Билтон, такой политики придерживаются некоторые компании в Кремниевой Долине. Даже Стив Джобс, человек, который является создателем айфона, ограничивал время использования гаджетов у своих детей.

На карту поставлено не только то, каким образом наши дети проведут подростковый период своей жизни. Постоянное присутствие смартфонов, вероятно, окажет влияние на их взрослую жизнь.

Те люди, которые пережили депрессивный эпизод, с вероятностью 50% столкнутся с этим во второй раз. Подростковый возраст — ключевое время для того, чтобы отработать свои социальные навыки. Так как подростки проводят меньше времени лично общаясь со своими друзьями, у них недостает практики. Возможно, в ближайшее десять лет людям будет гораздо проще выбрать верный смайлик, нежели верное выражение лица для какой-либо ситуации.

Я понимаю, что ограничить доступ к технологиям — это слишком радикально для поколения подростков, которые привыкли быть всегда в сети и на связи. У меня есть три дочери, они родились в 2006, 2009 и 2012 годах. Они еще слишком юны для того, чтобы проявлять признаки поколения iПоколения, но тем не менее, на их примере я воочию убедилась, насколько глубоко новые технологии проникли в нашу жизнь.

Моя младшая дочь, которая только начинает ходить, уверенно пользуется айпадом. Моя средняя дочь уже хочет свой телефон. А еще недавно я мельком услышала, как моя старшая дочь обсуждает со своими друзьями приложение, которое позволяет «проскочить» 4 класс.

Будет тяжело объяснить нашим детям, что с телефоном нужно проводить меньше времени. Возможно, это будет тяжелее, чем когда поколение моих родителей пыталось объяснить нам, что нужно поменьше смотреть MTV и больше времени проводить на свежем воздухе.

Однако сейчас на карту поставлено многое. Нам необходимо научить наших детей пользоваться новыми технологиями ответственно. Если подросток проводит 2 часа или более за электронными гаджетами, то есть большая вероятность что у него появятся проблемы связанные со сном и психологическим здоровьем. Средние показатели современных подростков: два с половиной часа. Если грамотно обозначить границы, то можно уберечь ребенка от этих проблем.

В моих беседах с подростками я подметила обнадеживающие признаки. Они начинают осознавать, что некоторые их проблемы связаны с чрезмерным использованием телефона. Афина рассказала мне, что когда она проводит время со своими друзьями, они при разговоре смотрят не на нее, а в экраны своих гаджетов.

«Я пытаюсь поговорить с ними, а они даже не смотрят на меня, — говорит она. — Просто смотрят в экраны своих устройств».

«Каково это — чувствовать, что тебя не слышат, несмотря на то, что те, кому ты говоришь, находятся рядом?», — спросила я. «Это довольно неприятно. Я уверена, что люди из поколения моих родителей, не смогли бы сделать подобное. Может быть, я говорю о чем-то очень важном для меня, а они даже не слушают», — ответила Афина.

Однажды Афина проводила время с подругой, которая переписывалась со своим парнем: «Я пыталась поговорить с ней о своей семье, о других делах, а она мне отвечала только «Ага, ага, понятно». Ну, я вырвала телефон из ее рук и бросила в стену» .

Меня это очень рассмешило. Я сказала «Ты же играешь в баскетбол. У тебя наверное сильный бросок?». «Ага», — ответила она.

Источник: mk.ru




x
Подписывайтесь =>