Julia Dyagileva: Какую сумму должна зарабатывать ваша жена, чтобы вы согласились стать домохозяином?

Так вот, насчёт заданного вчера вопроса о ведении домашнего хозяйства.
Теоретическая часть, наблюдения и некоторые выводы.

Напомню вопрос:
— Какую сумму должна зарабатывать ваша жена, чтобы вы согласились стать домохозяином и полностью взять на себя быт и уход за детьми?

Этот вопрос задавала не только я, а разные женщины в разных местах — и на своих личных страницах, и в фейсбучных группах с большим количеством участников.

И, по сравнению с выступлениями мужчин в этих разных местах, ответы на мой вчерашний пост выглядят вполне прилично. За исключением принесённого к нам ветром выдающегося Ильи. Никто из нас здесь с Ильей не знаком, но парень вчера сорвал аплодисменты.

В своих наблюдениях и выводах я буду основываться не только на тех ответах, которые мы видели вчера здесь, но и на том, что писали мужчины в других пабликах — а к настоящему моменту мы можем оценить ответы более тысячи респондентов.

Понятно, что это количество опрошенных не является релевантным для того, чтобы делать какую-то серьезную аналитику, но проследить общие тенденции мы можем вполне.

Кто захочет серьезных исследований на предмет гендерной зависимости в распределении домашних обязанностей, я в этой заметке буду упоминать имена и исследования, а любознательные смогут погуглить.

Почему вопрос был сформулирован именно таким образом — про деньги? Это, кстати, вызвало недоумение у многих мужчин.

Исходная логика такого подхода в том, что домашний труд делится в соответствии с наличием у людей времени для его выполнения и в зависимости от объёма ресурсов, которым обладает каждый из супругов. Время, которым мужчины и женщины располагают для выполнения домашних дел, жестко увязано с уровнем трудовой нагрузки супругов и наличием у них детей. А чем большим объемом ресурсов обладает один из супругов, тем меньше времени он тратит на домашнее хозяйство.

(Тут бы мне хотелось, конечно, написать «он или она меньше времени тратит», но по факту, извините, всё-таки, именно «он»).

Это две исследовательские концепции — концепция временных ограничений (time availability perspective) и концепция соотношения ресурсов (the relative resource perspective).

Исследования в рамках этих концепций показали, что временные ограничения, связанные со статусом занятости, семейным положением и наличием детей, больше влияют на объём домашней трудовой нагрузки женщин. Замужняя женщина тратит в среднем 5,8 часов в день на домашнее хозяйство против 2,1 часов у незамужней.

Что касается мужчин, то разные исследования приходят к примерно одному выводу: временные затраты мужчин на домашний труд от брачного статуса не зависят.

Почему так происходит?

Домашний труд — низкостатусный вид деятельности, не получающий никакого общественного признания. Если у мужчины есть ресурсные преимущества, которые получают оценку за пределами домашнего хозяйства, то это позволяет мужчине успешно избегать домашней работы. Разумеется, это связано с тем, что у мужчин на современном рынке труда более сильные позиции (см. «гендерное неравенство в оплате труда» и «стеклянный потолок»), поэтому мужчины оставляют непривлекательный домашний труд тем, у кого более слабые позиции — женщинам.

Оценку домашнего труда, как низкостатусного, нам вполне подтверждают мужчины, участвовавшие в опросе. Цитаты:

«Кто сидит дома — тот и раб»
«Что ещё за домохозяин? Может ему ещё и трусы с лифчиками стирать??»
«Дома сидеть, как квочка»
«Дело не в деньгах. Мне не подходит такая перспектива»
«Домохозяин — это образ жизни. Я не смогу заниматься только этим. И потом — у меня есть свои проекты, дела. Спрашивать на них деньги у жены?..»

И тут мы переходим к страшно интересной социологической версии концепции ресурсов — к модели экономической зависимости.
В рамках этого подхода домашний труд выполняется в обмен на экономическую поддержку.

Этот подход имеет вполне четкое гендерное разделение, а отношения обмена между «кормильцами» и их жёнами ассиметричны. Ну, просто потому, что ценность домашнего труда определяется очень условно и в рамках одного конкретного домохозяйства. А «кормилец» обладает ресурсом с понятной ценностью — деньгами.

Совсем неравноценным такой обмен становится, когда возникает «парадокс Кертиса» — т.е. «кормилец» отчуждает такой объём домашнего труда, рыночная стоимость которого превышает денежный доход, собственно, «кормильца».

Мужчины не дураки и о существовании такого неравенства понимают. Поэтому в стране со средней зарплатой в 36 тыс. рублей, в ответах на вопрос, где предлагается поменять местами участников такой модели и «кормильцем» станет женщина, вдруг называют неожиданные цифры. Цитаты:

«Около миллиона минимум»
«12-15 тыс. евро в месяц»
«Минимум стабильно 15-20 тысяч долларов в месяц»
«Я скромный, я соглашусь за 300 тыс. рублей в месяц».
Важно: во всех этих приведённых цитатах эти цифры во много раз превышают доход отвечавших мужчин. На вопрос, в чем же заключается обоснованность таких ожиданий, эти мужчины прогнозируемо обижались: «Причём тут это?».

В рамках концепции соотношения ресурсов, кстати, проводились исследования на предмет того, насколько будет снижаться женская занятость домашним трудом при росте профессиональной востребованности и, соответственно, росте оплаты труда.

Там потрясающие результаты, потрясающие.

Следите за руками: профессионально востребованная женщина больше времени проводит на работе и, вроде бы, логично должна тратить меньше времени на домашний труд.

А ни фига.

Меньше времени на домашнем хозяйстве (включая уход за детьми) такие женщины не проводят. Увеличение времени, которое замужняя женщина с детьми тратит на высокооплачиваемую работу, происходит за счёт снижения времени её досуга и сна.

Досуга и сна, ребята.

Возьмитесь уже, блядь, за швабру тоже. И проводите больше времени с детьми.

Про детей сейчас отдельно.

Я правда очень рада, что у меня такое количество друзей, понимающих равное партнёрство, как единственно здоровую модель отношений.

И вы, мои старые други, которых я лично по 20 лет знаю, и чьи семейные модели видела своими глазами, регулярно поправляете мне пошатнувшуюся веру в человечество.

Из моих фейсбучных френдов, с которыми я лично, увы, не знакома, многие тоже поддерживают идею партнёрства, но лично заниматься домашним хозяйством не хотят, поэтому пишут о том, что домашние обязанности можно отдать на аутсорсинг. Включая и уход за детьми.

Это не только у меня в комментариях писали, это, неожиданно, популярное предложение от мужчин, придерживающихся вполне, хм, эгалитаристских установок.

И тут у меня возникает смутное, почти призрачное чувство, что эти мужчины на самом деле не проводили какого-то календарно значимого времени с собственными детьми, или у них нет детей в принципе.

Понимаете, няня для детей — это ни разу не освобождение от домашней работы «уход за детьми и воспитание». Няня — человек, оказывающий вам четкую услугу на конкретно определенный промежуток времени.
А с детьми вам надо будет находиться в состоянии включённого контроля круглосуточно, эмоционально включаться в общение с ребёнком и справляться с его реакциями, контейнировать аффекты и много-много другого. Всё это требует неслабого эмоционального ресурса и прямо входит в родительскую функцию.

Если вы до сих пор не знали об этом, значит этот ресурс расходует только ваша женщина.

Огромное количество полученных мужских ответов, высказанных с разной степенью интеллигентности и уважения к собеседницам, показывают нам, что логика экономической рациональности — тут бы мягко написать «входит в противоречие», но, судя по массовым истерикам, всё-таки, «сшибается» — с логикой гендерной идентичности.

Это те самые высказывания, с которыми вчера на арене выступал уже упомянутый Илья, хотя он, понятно, формулирует иначе.

Я, честно сказать, не знаю, что можно написать по этому поводу, потому что мне казалось, что в двадцать первом веке, кроме замшелых установок «быт и дети — это женское предназначение», уже можно найти какие-то другие адекватные средства подтверждения своей гендерной идентичности.

Резюмируя.

Последнее крупное исследование в России, затрагивающее эту тему (ИнСАП РАНХиГС «Человек, семья, общество» 2015г), говорит нам, что женщины, в среднем, тратят более тридцати часов в неделю на выполнение домашних обязанностей, а мужчины около четырнадцати часов.

При этом существующее разделение домашнего труда устраивает более 80% мужчин и менее 40% женщин. (Неожиданно как, да?)

Полученные ответы на вопрос, заданный аудитории фейсбука, в принципе, вполне коррелируют с этими цифрами.

И хорошо бы это всё прочесть тем женщинам, которые только собираются замуж.

Для здравой оценки перспектив и рисков.

Автор: Julia Dyagileva




x
Подписывайтесь =>