Лора Белоиван: Сова

Из всех упущенных возможностей очень жалко одну, почти самую невозможную: я бы хотела посидеть в партере, когда Господь создавал сову. Увы, поздняк метаться.

А как он её, а? А?! Сперва, наверное, сделал каркас. Потом нанизал на него мяса и подумал: если оставить как есть, то получится вертуха для шаурмы. Это уже было, погнали дальше. Слепил колобок, чутка приплюснул с одной стороны и повелел быть лицу. Глаза что-то широко приклеились, но сойдёт. Эй, ты у нас кто? Чорт тебя разберёт, потом Адама слеплю, он скажет. А давай тебе крылья приделаем, у меня тут праха и тлена еще дохуища. Хотел сперва ручки слепить, так ручки у тебя уже и так есть, на месте ножек. Можно, конечно, еще раз ножки попытаться да в плечи их тебе вставить, но не вижу смысла. Так что крылья вот тебе, на. Хорошие получились крылья, как у птицы. Ебт, да погоди ты падать, стой давай, дух в тебя вложу. Вот, вложил. Ты кто, ебенамать?! А, ну да, Адама же нет еще. Потом узнаем. Слушай, а башку в сторону поверни-ка. И что, и всё, что ли? Маловат радиус. Дай-ка подкручу. Вот так норм? А так? А так? И так?! Ох нихера ж себе. А если так? А если так и глазами вниз? Хахаха, слушай, ей-богу, у меня таких еще никогда не получалось. А ну-ка я к тебе со спины подойду, а ты на меня глянь, только туловищем не верти. Ого! А теперь еще раз со спины зайду, а ты на меня обернись глазами вниз! Спину ровно держи! Держим, держим спинку! Ой не могу, оборжусь сейчас. Пи#дуй давай отсюда, продукт генной инженерии, не мешай работать.

Потом — до Адама времени чуток оставалось — налепил еще похожих, но разных. В принципе, ни разу не повторился, просто закрепил успех как следует. А так-то и размерный ряд широкий, и оттеночная шкала.

Потом Адама вылепил.

Тот только глаза продрал и грамоте узнать успел, Господь его сразу по саду таскать.

— Это у нас кто? А это кто? А это?

— Это вомбат, — отвечал Адам, стараясь не переходить на латынь, — а это индюк, прости меня Господи. Это phoca vitulina, то есть, извини, тюлень. Это зебра.

Это лошадь Пржевальского, потом узнаешь, кто такой. Это звероящер. Это, наоборот, игуана. Это, похоже, козёл. Это мышь…

— А это, которое сейчас мышь съело, как называется? — спросил, волнуясь, Господь.

— А я не разглядел, — ответил Адам, — там кто-то еще был?

— Ну а кто мышь-то сожрал, я, что ли?!

— Не знаю, — пожал плечами Адам, — может, и ты. Ты же всемогущий, что тебе стоит мышь сожрать.

— Не я, — смягчился Господь, — погоди, я мигом. Вот. Смотри.

— Ой, — сказал Адам, — кто это у тебя?!

— Тебя хотел спросить, — ответил Господь, держа на вытянутой руке пернатое существо с желтыми круглыми глазами, расположенными внизу лица, которое, в свою очередь, помещалось над лопатками. Вместо ног у существа были руки, но Адам уже и так ржал.

— Только не говори, что это тоже ты сделал, — гоготал Адам, валяясь на райской траве, — ой, сдохну сейчас.

— Не сейчас, — поправил Господь сухо, — имя давай, ты на работе.

— Ой, погоди, отдышусь. Мало мне сегодня было гуидаков из семейства hiatellidae.

— Имя!!

— Да сова это, блин, — отмахнулся Адам, — а нахрена ты ей так башку-то свернул?
———-
Сейчас ходила сове занавески отнавешивать, захожу — сидит на велосипеде спиной ко мне и лицом тоже ко мне, никогда к этому не привыкну.

Автор Лора Белоиван (Lora Beloivan)

А теперь интересное. РПЦ требует удалить этот текст.

Пост Лоры на Facebook

Впервые за 18 лет осознанной интернет-зависимости (22 вместе с неосознанной) удалила свой пост, который не был ни техническим, ни временным — обычный такой пост, написанный под сигу и кофе, чисто от избытка жизненного кайфа. Это тот самый текст про божественное происхождение совы, который вы перепостили почти 700 раз. Удалила я его, потому что в стране у нас происходят странные вещи: люди, считающие и называющие себя православными христианами, всё чаще ощущают себя оскорбленными в своих религиозных чувствах, в том числе художественными текстами, и объявляют войну их авторам. Не я первая. Тот скрин с угрозами, который я здесь вывешивала пару недель назад, был началом истории; вчера последовало продолжение. Мне написал священник — на скринах я заблюрила его фотографию и закалякала имя, это довольно известный в РПЦ человек — который настоятельно рекомендовал мне убрать текст. Прочитайте нашу недлинную переписку.

Сегодня я узнала от своих православных друзей, близких к Московской Патриархии, что против меня организована целая кампания: жалобы и заявления (их много) лежат в Роскомнадзоре, прокуратуре, полиции и еще невесть где.

Что я хочу сказать. Во-первых, в тексте, который вы читали, нет и намека на оскорбление чьих бы то ни было чувств, кроме, возможно, чувств совы — но она-то как раз ко мне никаких претензий не имеет. Во-вторых, оскорбление религиозных чувств — философский и логический оксюморон, но не нами (увы) те законы писаны — зато отвечать по ним — увы — нам. В-третьих, никакого отношения к православному христианству воинственная позиция оскорбленных граждан не имеет. Я вообще не думаю, что речь идет о вере. Но — и в четвертых — мне очень жаль, что вся эта злая возня происходит таким образом, что страдает репутация конфессии, к которой я отношусь. Я очень устала говорить, что православные — это не те, которые громят выставки, срывают спектакли и пишут в прокуратуры на авторов текстов в интернете. Устала, но буду, потому что это правда: цензура, склоки, тщеславие и злоба не имеет никакого отношения к православию. Оно совсем другое вообще-то. И про другое.

ПС. Друзья говорят: слушай, а не ущемленные ли (в своих лучших денежных чувствах) дельфинарщики продолжают на тебя науськивать силы разнообразного генеза?

Отвечаю тут: не думаю, хотя 100% уверенности нет.
ППС. Понятия не имею, удовлетворятся ли силы фактом удаления поста. Ну, год исправительных работ по этой статье, я смотрела.

Вы знаете, что делать.




x
Подписывайтесь =>