Маяковская: советская готика и 34 сюрприза

Только в Москве темой отдельных экскурсий, целого цикла, стало метро. И это неудивительно…

Рассказывает экскурсовод Ирина Стрельникова:

На станции «Маяковская» продвинутые школьники устраивают аттракцион: если с достаточной силой пустить вверх по желобку стальной полосы 5-рублевую монету, она опишет по потолку полукруг и спустится по противоположному столбу. Эта станция настолько совершенна, что разделить в ней конструкцию и искусство невозможно. Недаром «Маяковская» была оссоздана в натуральную величину в павильоне СССР на всемирной выставке в Нью-Йорке 1939 года – ну и взяла Гран-При. При этом главная жемчужина станции от ленивого глаза скрыта. И если вы ни разу не задрали голову к потолку, оказавшись на «Маяковской» — значит, вы этой жемчужины и не видели…

Станция метро «Маяковская». Фото Ю.Звездкина
Станция метро «Маяковская». Фото Ю.Звездкина
Проект первой версии станции – архитектор Сергей Кравец. В этом виде станция была построена в 1936 г.
Проект первой версии станции – архитектор Сергей Кравец. В этом виде станция была построена в 1936 г.

С первой попытки ничего не получилось. Задача была непростая и на тот момент еще не слишком отработанная. Это первая ветка метро (от Сокольников до Парка) состоит из станций, заложенных неглубоко. А при строительстве второй, Замоскворецкой линии потребовалось забраться на гораздо большую глубину. В том же 1935 году, когда архитектор Сергей Кравец начал строительство подземного павильона «Триумфальной площади» (в процессе работы случилось 5-летие со дня смерти Маяковского, площадь решено было переименовать в честь поэта, ну и станцию метро – вслед за ней), другой архитектор – Иван Фомин закончил свою станцию глубокого заложения – «Красные ворота». И там задача колоссального давления толщи грунта на свод решалась так: были пробиты три отдельных друг от друга параллельных тоннеля, один станционный и два путевых, и между ними прокопаны проходы. При этом между тоннелями остались немалые «целики» грунта. Их укрепили, облицовывали декоративным камнем – получились массивные пилоны, способные выдержать необходимую нагрузку. Чуть позже, буквально через 2-3 года станций пилонного типа, построенных по этому принципу, в московском метро появилось много (та же «Площадь Революции», например). Они строятся и до сих пор, и мы к ним давно привыкли. А тогда, в 35-м, после легких «колонных залов» первых станций «Красные ворота» казались неуютными. В Метрострое всерьез опасались, что народ на такую станцию не пойдет. Мол, стены и потолок будут психологически давить, напоминая человеку о том, что над ним – тяжелая масса земли, которая, случись что, раздавит его, как комара…

Станция пилонного типа «Бауманская», построенная в 1944 году. Как мы видим, изначально гипсовые скульптуры защитников отечества были покрашены в белый.
Станция пилонного типа «Бауманская», построена в 1944 г. Как видим, изначально скульптуры в нишах пилонов  были белыми

А вот замысел Сергея Кравеца нравился — очередная легкая, воздушная станция. Ну а задача возросшего давления на свод должна была решиться принципиально новой каркасной конструкцией. Строительные работы шли примерно год. И вот, когда Кравец закончил бетонировать своды и снял крепления, выяснилось: все пошло коту под хвост. Свод практически сразу  дал несколько продольных трещин. Переоценили крепость грунтов: юрские глины в этом районе находятся близко к плавунам.

Среди членов комиссии, решавшей, что делать, был иностранный специалист Морган. Он решительно настаивал, чтобы тоннель срочно забетонировали. А после этого можно будет, если уж так нужна в этом месте станция метро, спуститься еще на несколько метров глубже и построить нормальную пилонную конструкцию. Но молодая советская архитектура и инженерия жаждала смелых экспериментов, свершений и технических прорывов. Решено было просто сменить архитектора, но дерзкий замысел – воплотить! Выбор пал на Алексея Душкина, который недавно показал себя, спроектировав очень важную станцию — «Кропоткинскую» (тогда – «Дворец советов»), которая должна была со временем сделаться подземным вестибюлем самого колоссального Дворца.

А.Душкин
А.Душкин

Жена Душкина вспоминала, что, размышляя над проектом «Маяковской» (а надо было торопиться, пока там все не провалилось к чертям), он просил ее снова и снова играть Баха и Прокофьева – для вдохновения. И он к нему пришло! Для начала Душкин понизил на несколько метров высоту главного свода, и чуть существеннее – боковых. Форма путевых и станционного тоннелей была решена по принципу пересекающихся олимпийских колец, просто среднее кольцо – чуть больше по диаметру.

Рисунок А.Душкина «Станция метро «Маяковская»
Рис. Душкина «Ст. метро «Маяковская»

В качестве опор – еще более легкие на вид по сравнению даже с теми, что были у Кравеца, металлические столбы. Душкин задумал сделать их из особо прочной нового типа стали. В метрострое ему не поверили, что сталь выдержит, и тогда в качестве эксперта Душкин пригласил авиаконструктора Путилина -тот сумел убедить комиссию. Заодно договорились о том, что Путилин изготовит у себя на заводе дирижаблей в Долгопрудном (тогда он назывался Поселком Дирежаблестрой) и опоры, и декоративные сложнопрофилировнные ленты из нержавейки для облицовки арок. Ну и для пущей безопасности  Душкин укрепил своды чугунными тюбингами. Причем посмотрел, как это выглядит – восхитился и решил в путевых тоннелях тюбинги ничем не закрывать, не прятать а просто покрасить в белый цвет. Их выступающие ребра своей геометрией хорошо отвечали основной архитектурной идее: готической. Какова, собственно, главная идея готики в архитектуре? А вот что конструкция не прячется, а, наоборот, всячески подчеркивается — она сама по себе декоративный элемент. Стальные арки «Маяковской» не даром подчеркнуты облицовочной нержавейкой – это перекличка с готикой, своего рода нервюры, как в европейских средневековых храмах.

3e42e400457b5a3baab27577caf67999
Нервюры собора Сан-Шапель, Париж

Еще замечательная деталь «Маяковской» — столбы до уровня человеческого роста облицованы очень дорогим и редким уральским орлецом: рисунчатым поделочным камнем с шелковистым блеском. Правда, сейчас большая часть орлеца утрачена и заменена розово-фиолетовым мрамором, а кое-где просто стоят заплатки из крашенного гипса. Ну и еще пол выложен не асфальтом, как обычно делали в метро в 30-е годы (на мраморные и гранитные плиты асфальт первых станций  был заменен много позже, к 70-м годам), а стойким к истиранию желтовато-белым сахаровидным узбекским мрамором. Но самое замечательное в это станции — пространство настолько раскрывается, что душкинская «Маяковская» производит впечатление еще большей высоты и простора, чем даже Кравецовский вариант. Даром, что на самом деле у Душкина станция стала ниже. Кстати, уровень первой версии свода – там, где мозаичные панно.

Ну вот мы, наконец, и подошли к самому главному! К мозаикам!

«Маяковская», 1938 г. Арх. А.Душкин. Фото Ю.Звездкина
«Маяковская», 1938 г. Арх. А.Душкин. Фото Ю.Звездкина

Ломая голову над задачей, как заставить пассажиров забыть, что над ними – кошмарная, тяжеленная толща земли, Душкин придумал такой ход: надо создать иллюзию, что в потолке – окна по типу окулуса в римском Пантеоне, сквозь которые видно небо.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ,
НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ



Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>