Moscow is dead: экспат о том, как изменились улицы, рестораны и секс в городе

После Крыма и охлаждения с Западом из Москвы случился исход иностранцев, которые приехали сюда зарабатывать деньги в 1990-х. Спустя несколько лет некоторые вернулись туристами — публикуем впечатления от города одного из них. Фактически – манифест нового поколения Москвы.

Алекс Шифрин

Алекс Шифрин

Канадец, потомок русских эмигрантов. Приехал в Москву в 1998 году, устраивал здесь вечеринки, писал в газету The Exile, руководил агентством Saatchi & Saatchi и разрабатывал брендинг для Мосгортранса. В 2015 году вернулся в Канаду и стал колумнистом «Афиши» — писал тексты, которые всех злили.

 


Когда я приехал в Торонто два года назад, я испытал похожие чувства. Это был незнакомый мне город. Я, конечно, бывал на родине с тех пор, как переехал в Россию в 1998-м, и видел, как Торонто несколько раз поменялся за 20 лет. В 2001 году там перезапустили кинофестиваль TIFF — Toronto International Film Festival, — который поставил город на мировую культурную карту. За ним пришел Голливуд. Потом в Торонто началась эпоха кондоминиумов. Дальше пришли китайские инвесторы. Следом стартовала джентрификация. В итоге все мои любимые кафешки и андеграундные места, которые определяли характер Торонто, оказались закрыты. На их месте теперь «Старбаксы» или дорогие супермаркеты.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ,
НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ



Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>