Павел Вардишвили — о том, почему в Москве любви нет

Побывав продолжительное время и в отношениях, и в гордом одиночестве, Павел Вардишвили утверждает, что любовь в большом городе умерла как биологический вид. Ее заменили Tinder, оргии и фасадные браки. А выживет в этом Содоме лишь дружба, но — обязательно! — против кого-то.

В Москве любви нет. В ее классическом понимании русской поэзией Серебряного века или героинями Мег Райан из всеми любимых ромкомов. Строчки из песен Земфиры срабатывают лишь на концертах под вой толпы или со ста граммами водки на дне рождения знакомого олигарха. Провожают после свидания все больше до двери «Убера», чем домой, если, конечно, не подразумевается, что внутрь вы пойдете вместе. Признание в чувствах можно услышать лишь из социальных сетей, бессмысленным и беспощадным эхом через Facebook в Instagram и никогда в письме, от руки, на бумаге.

Tinder, быстрый и неловкий петтинг в туалете клуба «Газгольдер», молодые и готовые на все студенты обоих полов в Duran Bar, недавно вошедшее в обиход понятие фасадного брака. Не только брак, вся любовь в Москве — сплошной фасад и притворство, как круглогодично длящийся День святого Валентина. Участники всевозможных рейтингов «пар года» давно монетизировали свой статус, выжимая из него по максимуму карьерные достижения, вес в обществе, подарки и публикации в СМИ. Эти союзы давно живут по принципу Фрэнка и Клэр Андервуд из «Карточного домика»: «Мы с тобой больше чем семья, мы команда». А дальше хоть втроем с охранником, хоть с дантистом, хоть с водителем, хоть с актрисой второго плана, главное — лицо на публике держать. Скрывающие сексуальную ориентацию артисты, политические и общественные деятели держатся за свои картонные вторые половинки крепче, чем Ромео за Джульетту, но и вторые от первых имеют по-настоящему большие бонусы и отказываться от роли массивных дубовых шкафов не спешат.




Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>