Поцелуй Ангела

Ангел Гамилтон любил летать на крыльях самолетов. При виде еще очень редких тогда в небе «Боинга» или «Кометы» у Ангела сладко замирало сердце. Как у обычного пацана замирает сердце при появлении мотоцикла с хромированным бензобаком и кожаными сидениями. Кататься на крыльях было строго запрещено Небесным Кодексом, но наверху сквозь пальцы смотрели на эти невинные, как там считалось, чудачества. Ведь ангелам тоже надо было как-то отдыхать. Поэтому они так любили самолеты, особенно, если те летели в нужном направлении.

Вот и сейчас, заметив «De Havilland Comet»образца 1949 года, забравшийся на высоту 8 километров, Ангел тот час же догнал его и пристроился на правом крыле. Над ревущими двигателями возле иллюминаторов. Которые все были задернуты створками, что означало, что пассажиры мирно спали после сытного обеда. Правда из одного иллюминатора на Ангела смотрел маленький мальчик. Гамилтон знал, что он невидим, но не удержался и подмигнул мальчику. И тот вдруг подмигнул в ответ.
«Совпадение», — подумал Ангел, отвернулся и стал смотреть по сторонам. Внизу убегали назад огромные облака, впереди по курсу привычно сиял огромный диск солнца. Все было как всегда. Но что-то было не так. Что, Ангел никак не мог понять. Что-то тревожило его на этот раз и не давало испытать то наслаждение, которое обычно приходило сразу же после нахождения в воздухе самолета. Ведь воздушные пути ангелов и самолетов не всегда совпадают.

Гамилтон снова посмотрел на мальчика и шутя отдал ему честь. Мальчик в ответ приложил свою маленькую руку к своей кудрявой голове. Все сомнения исчезли, мальчик его видел. А ведь люди никогда не видят своих ангелов. Впрочем, как и чужих. Точнее видят, но только за несколько минут перед смертью. Или когда ангелы вмешиваются в их судьбу. А Гамилтон хотел сейчас наслаждаться полетом и ни во что ни при каких обстоятельствах не вмешиваться. Но Гамилтон был очень умный ангел и догадался, что самолет, парящий в небе не должен был долететь до своего аэропорта.

Ангелам ни в коем случае нельзя изменять жизнь людей. Точнее можно, но надо сначала подать заявку, ждать когда ее рассмотрят, поставят несколько маленьких печатей, которые утвердят одной большой печатью…

«Чертова бюрократия», — подумал Гамилтон, тут же перекрестился, плюнул через левое плечо и огляделся по сторонам. Вдруг кто-то прочитает его не самые правильные мысли. Но никого в округе на сотни километров не было. Был только самолет, которому сужено погибнуть через несколько минут или секунд, маленький мальчик, корчащий рожицы в иллюминаторе и Ангел. У которого не было разрешения действовать. Точнее было, но за такое полагалось полторы тысячи лет отлучения от полетов над Землей.

И Ангел вошел в самолет. Вошел, как могут входить только ангелы. Подумал, взял и вошел. В самолете было тихо. Большинство пассажиров мирно спали, кто-то уткнулся в книгу, один мужчина пил что-то из стеклянного стаканчика. «Виски», — решил Ангел и пошел вдоль рядов внимательно вглядываясь в лица пассажиров. Множество лиц. Старых и молодых. Умных и не очень. Но все не то, не то, не то! И только в самом хвосте Ангел нашел того, кого искал. Человек маленького роста, сидящий в одиночестве у прохода нагнулся и вытащил из-под сидения сумку. Открыл ее, громко закричал на весь самолет что-то невнятное и нажал на каком-то устройстве кнопку!

Точнее хотел закричать и хотел нажать. Но не успел. Ангел за секунду до этого проник ему в мозг и разрушил его. Разрушил на самые мельчайшие частицы, которые уже никогда не смогли соединиться в одно целое. Даже если бы их соединял сам Дьявол.

Потом, покидая самолет, Ангел посмотрел на спящих пассажиров, на воркующих в хвосте стюардесс и на мальчика, который глядел на него широко открытыми от удивления глазами.

— Как тебя зовут, — прошептал мальчик.
— Гамилтон — ответил ему Ангел и улыбнулся.
— Спасибо, Гамилтон, — сказал мальчик
— Пожалуйста, — ответил Ангел. Он всегда был очень вежлив. А то что пока он разговаривал с мальчиком на его поясе запищал Индикатор Ангел просто не заметил. Слишком много событий произошло за последние несколько минут. Затем Гамилтон еще немного покачался на крыле самолета и резко ушел вверх. Ему уже пришло извещение о грубейшем нарушении Небесного Кодекса и приглашение на Суд.

«В конце концов, полторы тысячи лет, не так уж и много», — подумал Ангел. — «Но вот будут ли тогда самолеты»…

Глава 2

Ангел Иосиф после очередного успешного выполнения задания Небесного Центра бесцельно барражировал над городом. Ему по всем правилам полагался трехдневный отпуск и Иосиф размышлял на тему, где его лучше провести. Последнее время работы было слишком много и отпуск уже не казался чем-то лишним. Который ничто не могло испортить, если не случится что-ли крайне неординарное…

И тут на поясе Ангела запищал Индикатор. Это было так неожиданно, что он даже вздрогнул. Последний раз такое событие произошло много месяцев назад и Ангел прекрасно его помнил.

А внизу на лавочке сидела девочка лет семи-восьми и гладила примостившегося на ее коленях кота. Ангел немного покружил возле них, чтобы убедиться, что ошибки нет. Но индикатор уверенно пищал, а других детей рядом не было. «Ну что ж, накрылся отпуск», — подумал Ангел. Но он нисколько об этом не жалел. Сегодня его повстречала редкая удача. И Ангел тут же послал сообщения в Небесный Центр, понимая, как там ему обрадуются. Ведь ни на Земле, ни на Небе никто так и о сих пор не понимал, почему иногда, очень и очень редко, рождаются дети, из которых потом вырастают гениальные изобретатели, летчики, крутящие фигуры высшего пилотажа или писатели, чьи книги зачитывают миллионы. Но на Небе знали, что таких детей надо искать и потом оберегать от всех возможных в этой жизни неприятностей. Ведь именно они, вырастая, толкают Землю ногами, не давая ей остановиться. А если Земля остановится, то и ангелам в небе нечего будет делать.
И из Небесного Центра тут же пришло сообщение, что Самый Главный Ангел тут же вылетает на своей Небесной Карете и что надо уже с этой минуты начинать оберегать ребенка. И Ангел Иосиф, приземлившись на лавочку, начал смотреть, чтобы кошка не смогла сильно поцарапать девочку.

«Девочка, как девочка», — думал он. — «Две косички и немного хулиганистые глаза». Но Индикатор никогда не ошибался. И Ангел принялся ждать прилета Небесной Кареты и других Ангелов.

Торжественная церемония Посвящения прошла довольно быстро. Девочка получила подарки (родители в этот день узнают, что выиграли в лотерею детский велосипед и путевку в международный детский лагерь), ангелы спели ей свою песню, а Самый Главный Ангел поцеловал ее в самую макушку. Это означало, что с этой минуты девочка находится по защитой Неба. «Никто не знает, что дальше будет с этой девочкой. Кем она вырастет. Ангелы ведь только помогают и все. Но быть под их защитой всегда приятно». Так думал Самый Главный Ангел садясь после церемонии в свою Небесную Карету. И тут на его поясе запищал Индикатор. Который уверенно показывал на старика, сидящего на соседней лавочке. И Самый Главный Ангел все понял. Произошла ошибка. Такое иногда бывает даже на Небе. Даже среди Ангелов.
Девочка только что прошедшая обряд Посвящения была обычной девочкой. Как и все девочки. А старика в детстве просто не заметили. Пропустили. Промазали. Профукали. Самый Главный Ангел не стал исправлять ошибку и лишать девочку своего покровительства. Он подошел к старику и вдруг понял, что тот его тоже видит. А ведь люди никогда не видят своих ангелов. Впрочем, как и чужих. Точнее видят, но только за несколько минут перед смертью. Или когда ангелы вмешиваются в их судьбу.

— Вы меня видите, — на всякий случай спросил Самый Главный Ангел.
— Да, — ответил старик, прищуриваясь на солнце. — Значит я сейчас умру?
— Да, — ответил ему Самый Главный Ангел. — Вам страшно умирать?
— Нет, — ответил старик. — Я видел смерть. Я всю жизнь проработал детским хирургом, делал операции на сердце. 552 операции из них 541 успешная.

— Значит вы спасли 541 ребенка, — уточнил Самый Главный Ангел.
— И потерял 11, — сказал старик и переспросил: — Так я умру?

— Да, снова ответил ему Самый Главный Ангел. — Вы обязательно умрете, как умирают все люди на этой планете. Но не сейчас.И не сегодня. И не на этой неделе. И не в этом году. Самый Главный Ангел подошел к старику и поцеловал его в макушку. Тот улыбнулся и сказал:

— Это хорошо. Это просто замечательно. А вы,когда будете дома, обязательно передайте привет ангелу по имени Гамилтон. Ангелу, который так любил кататься на крыльях самолетов.

31.10.17. Д.Зотиков.

Источник: bestinrussiaaaa




x
Подписывайтесь =>