Ребёнку нужен папа. А непапу лучше послать

Одна девочка была уже такая большая, что у неё была дочка, договор на аренду квартиры и бывший муж. Последнего она не видела со дня развода, потому что развёлся он не только с женой, но и, видимо, с собственным четырёхлетним ребёнком.

Большая девочка с каждой зарплаты покупала шоколадку, и два раза в год — по два подарка для своей маленькой девочки. Шоколадки и второй подарок были «от папы». Потому что ребёнку нужен папа.

Другая большая девочка вскоре после родов поняла, что помидоры завяли, чувства ушли, а она делит постель с капризным дылдой, который ленится делать хоть что-то кроме распускания рук. Некоторое время собиралась с духом, потом ушла с ребёнком и подала на развод. Дылда теперь ей проходу не даёт, хотя прилюдно бить пока остерегается. Но хуже оказался удар, который нанесли собственные родственники: своими разговорами о том, что ребёнку нужен отец.

Ребёнок между тем страдал энурезом. Разные же дети бывают. Одни всё на лету схватывают и помогают папе наказывать маму. А другие волнуются за маму, которой больно и страшно, боятся, что в следующий раз отец ударит и ребёнка. И от стресса у детей бывает энурез. Или плохие сны. Или головная боль. Или они начинают плохо со всем справляться, испытывают тошноту, дерутся с другими детьми на ровном месте, постоянно заболевают…

Отец нужен ребёнку — без отца ребёнка не зачать.

А папа…

Главный редактор и создатель журнала «Батя» Артемий Лебедев считает, что отцом может стать каждый — это чистая биология. А папа — нечто большее, чем мужчина в одном с тобой доме.

И я согласна с ним. Папа — это человек, с которым у ребёнка позитивный эмоциональный контакт. Он заботится, учит, даёт ощущение безопасности, развеивает печали.

Да, папа ребёнку нужен. Именно папа. А не абстрактный мужчина в доме. Не мужчина, который разговаривает угрозами или, придя домой, сходу требует отогнать от него детей — жить дома мешают. Не садист, который издевается над мамой или вообще всеми близкими. Не отвратительное существо, спускающее зарплату (и хорошо, если свою) на то, чтобы приходить домой мычащим и с мокрыми вонючими штанами. Не мужчина, способный вспомнить о ребёнке, только когда охота похвастаться, что поучаствовал в размножении своего славного народа и где-то бегает носитель его генов. И тем более не мужчина, который ищет, как не поучаствовать в прокорме ребёнка, лишь бы бывшей было потяжелее,

Хороший отчим или дедушка — часто больше папы, чем эти отцы.

Что в таком случае заставляет многих цепляться за идею, что при любых обстоятельствах жить вместе — лучше для ребёнка?

Легенды о золотом веке

Говорят, достаточно небольшого количества крикунов, чтобы толпа стала воспринимать происходящее, не наблюдая, думая и анализируя, а через подачу этих крикунов. У нас сейчас в информационном пространстве громче всех звучат вопли о том, что семья рушится. Раньше все дети веками были при улыбчивой доброй маме и заботливом авторитетном отце, а теперь матери-разведёнки растят будущих воров и проституток.

Правда в том, что целые поколения вырастали без сколько-нибудь заметного присутствия отца в их жизни. Отцы уходили в море на промысел на месяцы, в армию на четверть века, в долгие военные походы, в город на заработки, погибали, в конце концов, на войне. Не все семьи жили без отца в доме, но их количество всегда было значительным. И в этих семьях дети вырастали не хуже, чем в других.

После революции, с началом тотальной урбанизации страны, отцы стали реже уезжать на заработки на месяцы — и чаще уходить просто так. Потому что замотанная детьми и бытом жена не так красива и ласкова, как ещё бездетная знакомая, потому что понял, что погряз в быте — пелёнки, очереди в магазинах, детей в садик отводить, — а хочется гореть и свободы, как в восемнадцать.

Разница в том, что развод чаще стали инициировать женщины, потому что поняли: незачем терпеть, когда бьют и оскорбляют, если можно, чтобы никто не бил и не оскорблял.

Общее количество детей, у которых отцы есть, а пап нет, от такой перестановки не сильно изменилось.

Семейные ценности

У каждого свои семейные ценности. Для одних это представление о доме как о самом безопасном месте, о том, что семья — это когда один за всех и все за одного, и том, что здорово, когда родители и дети много общаются, а не сидят по углам. Они уверены, что именно из этого складывается благополучие.

Других воспитывали в убеждении, что «полная семья» благополучна принципиально от самого факта своей полноты. Что дети вырастают хорошими людьми, если отец вовремя даст леща — и, соответственно, всё время будет настороже, ловя момент, когда пора детей бить, а то паскудами станут.

И мамы, выросшие в таких убеждениях, терпят любых отцов, потому что уверены: только присутствие отца делает ребёнка психологически здоровым. Не шучу. Просто сам факт. Иначе, пишут на форумах встревоженные противницы разводов, у сына пойдут отклонения вплоть до гомосексуальности, а дочка начнёт кидаться на мужчин с малолетства.

При таком взгляде на жизнь конечно лучше жестокий отец, чем спокойная, миролюбивая атмосфера в доме без отца.

Искажённые представления об отцовской фигуре

В обществе, где сильно разделение мужских и женских ролей, ребёнку важно наличие в жизни отцовской фигуры наравне с материнской, утверждают многие психологи. Знакомы с этим утверждением многие.

Ошибка кроется в интерпретации. «Отцовская фигура» — это не сложный способ сказать «отец родной». Это мужчина, с которым у ребёнка эмоциональная связь, с которым он более или менее регулярно общается и который своим примером формирует представление о мужской роли в обществе и семье и правильном мужском поведении. На этого мужчину в дальнейшем ориентируются дети, создавая свои семьи. С ним сравнивают мужей выросшие девочки, ему невольно подражают выросшие мальчики, на глазах превращаясь из смешливых пацанов в… Или в ответственного мужа и папу, или в нечто капризное, агрессивное, валяющееся на диване. Какая уж была отцовская фигура.

Отцовской фигурой для многих прекрасных людей был дедушка, дядя, старший брат и, конечно, отчим.

Отцовская фигура может быть и воображаемой, когда ребёнок из книг и фильмов черпает представление о том, каким мог бы быть мужчина, который учил бы его и заботился о нём.

Страх голода

Многие женщины признаются, что их мужья — никудышные папаши. К детям или равнодушны, или сдержанно-агрессивны. Ребёнок для них — то, чем хвастаются или чего стыдятся, и все требования к ребёнку строятся исходя из такого взгляда на жизнь. Отношения с матерью детей чаще всего тоже холодны.

Но при этом дети сыты, обуты, одеты. «Это же лучше, чем вырасти в нищете, в голоде», — без обиняков говорят матери. «Синяк — не перелом, и вообще, пока отец дома, можно переждать. Завтра опять уйдёт, может быть, ещё и после работы с друзьями задержится, жить можно. А с голоду люди так-то помирают».

Это женщины, отлично понимающие, что их муж — и близко не папа, но выросшие сами часто в условиях крайней, жестокой бедности, недоедания. И до кошмаров боящиеся такой судьбы для своих детей.

И, увы, не зря. Статистика неумолима: одна из самых бедных социальных групп в России — мамы с детьми на руках.

Но, может быть, лучше вырасти бедным и здоровым, чем обеспеченным и с кучей проблем? Главная из которых, возможно — создание новых поколений отцов, но не пап.

Источник: storia.me




x
Подписывайтесь =>