Vladimir Guriev: Борщик

У моей бабушки была самая настоящая супер-сила — она могла любое живое существо накормить борщом.

Кот Кеша, например, трескал этот борщ только так, хотя в целом борщ это не самая кошачья еда, и у Кеши были и пакетики, и кусочки мяса.

Ну как были. стояли в холодильнике.

— Сначала, — говорила бабушка Кеше, — немножко борщика. Себе налью и тебе налью.

И кеша ел, потому что знал, что с бабушкой спорить бесполезно, это собственную природу можно переубедить.

Иногда он поднимал на бабушку несчастную морду, бабушка в этот момент демонстративно съедала ложку борща и говорила Кеше, что это очень, очень вкусно.

Через десять минут бабушка честно накладывала ему в миску кошачий корм, но осоловевший от борща Кеша только отползал в сторону, пошатываясь, и засыпал.

Папа, который отвлеченно не любил котов за подлость, иногда не выдерживал и вставал на защиту Кеши, который хоть и сукин сын, но свой.

— Вы бы хоть мясо ему давали, — говорил он бабушке. — уморите кота, он же хищник.

— Я давала-давала, — говорила бабушка, захватывая при отступлении очки и «роман-газету», которую просто срочно нужно прочитать. — Не волнуйся.

— А борщ не давали?

— А борщ не давала.

— А капуста у него на усах откуда?

— Ну а что, — говорила бабушка, которая избегала конфликтов, но войны не боялась. — Если человек кот, он и борща уже не может поесть?

Борщ для бабушки был не просто источником калорий, это была земная ось, на которую можно опереться в любой момент, зная, что она не подведет.

В любой сложной ситуации бабушка начинала разогревать борщ. и сейчас я понимаю, что это часто помогало. Съешь пару ложек, и как-то все не так и страшно.

Приготовление и поедание борща бабушка превратила в медитативную практику.

Правда, я в детстве борщ не любил.

Я еще не знал, как бывает одиноко и страшно, я мог позволить себе обходиться без борща.

В защиту бабушки нужно сказать, что Кеша на борще и прочей капусте вырос самым сильным котом во дворе — возможно, потому что с юности понял, что за нормальную еду нужно драться с соседями, но победителей же не судят.

И вот вчера болтаем с папой, он рассказывает, как бегал на молочную кухню, когда я был маленький, как искал для меня смеси, когда мне потребовался прикорм, и как они отвезли меня к бабушке, когда мне было пять месяцев, пригнав заодно и контейнер детской смеси, чтобы бабушке было, чем меня занять.

А вокруг советский союз, сухая смесь не так чтобы в каждом магазине продавалась, это был маленький потребительский подвиг.

— Ха-ха, — говорю я. — А когда вы приехали на следующие выходные, она наверняка кормила меня борщом, да? А смесь так никто и не открыл?

Но я в это не верю, конечно. просто выбрал самый абсурдный вариант развития сюжета.

— Ничего смешного в этом нет, — говорит папа. — И да, так никто и не открыл.

Мне даже жаль, что я этого не помню, но, в принципе, я думаю, что между мной и котом особой разницы не было.

— Сначала, — говорила бабушка, — Немного борщика. Себе налью и тебе налью.

Тут я поднимаю на бабушку несчастную морду, но она спешно надевает очки и открывает «роман-газету».

Автор: Vladimir Guriev




x
Подписывайтесь =>