Халява, как много в этом звуке

Маме 78 лет.

Ее основной особенностью, я бы назвала категорические нежелание лечиться. Никогда в нее нельзя было засунуть даже анальгин.

Само пройдет и таблетки — это вред, это был всегда ее основной лозунг по жизни.
И тут вдруг халява — какое — то общество защиты пенсионеров подарило родителям сертификат на бесплатное обследование в частной клинике.

И она пошла.

И сдала все анализы.

И даже сделала гастроскопию, на которой ей поставили, о боже мой, хронический гастрит. И навыписывали целую тонну лекарств.
Впервые в своей жизни услышав словосочетание «хронический гастрит» и увидев длинный список препаратов, которые ей прописали нахаляву, она внезапно возбудилась и почему то взялась все это пить.

А организм оказался не готов.

И вот она звонит с криками — помоги, мне плохо, дурно от лекарств, меня тошнит и во рту постоянно горько.

— Ну не пей больше, говорю я ей. Нафик ты вообще взялась вдруг ни с того, ни с сего? Жила же ты как — то эти 78 лет лет, жалоб не было, и тут такое усердие.
Ответить ей оказалось нечего, кроме как — ну у меня же хронический гастрит.

Ну конечно, говорю я ей, твоему желудку уже 78 лет. Он 78 лет жрет что попало, пьет что попало, семечки, водку, шампанское и запивает сметанкой. Это нормально в 78 лет иметь всего — то лишь хронический гастрит, а не язву. Живи — радуйся.

Но разговор не клеился.

Пришлось прийти.

Вхожу — На столе разложены таблетки, грустная мать лежит с томным видом на диване и вздыхает. Рядом сидит отец и безмятежно смотрит телевизор.

— А ты почему не пьешь ничего, спросила я его? Тебе что, ничего не назначили?

— А я не пошел, ответил он и дальше уставился в Поле чудес.
Мудро, подумала я и опять посмотрела на мать.

Мать лежала, ее тошнило, от горечи во рту у нее даже чуть — чуть слезились глаза…
Страшное дело халява, подумала я, она и убить даже может.
И пошла домой.

Ее не переубедить — она будет допивать этот фарм — набор до конца.
Что — то говорить бесполезно.

Источник: pokolenie-x.com




x
Подписывайтесь =>